Чехословакия - 68 

foto_history

21st-Aug-2016 11:44 pm

Оригинал взят у skif_tag в Чехословакия - 68

Ровно 48 лет назад произошло событие, за которое стыдно. Лично мне, как гражданину России. Как русскому человеку...
Да, именно в этот самый день, в ночь на 21 августа, советские танки вторглись в маленькую, беззащитную Чехословакию.

Вы бывали в Праге в наше время? Это фантастически красивый город!

Весь центр Праги - это большой музей под открытым небом, это средневековые улочки и мосты, это соборы и цветущие клумбы...

Весь центр - каменная сказка с черепичными крышами...

А знаете что самое любопытное? Что за эту сегодняшнюю сказку чехи благодарны русским солдатам и генералам. Именно наши в 45 освобождали Прагу не используя тяжёлую артиллерию, необычайно бережно относясь к памятникам древнего города. И чехи это не забыли, представьте! Несмотря на весь последующий негатив, в Праге до сих пор можно видеть такие вот таблички. Никто их не сломал, не облил краской, даже напротив...

Но, сегодня годовщина той самой бочки дёгтя под названием "Операция "Дунай ""...

В 22 часа 15 минут 20 августа в войска поступил сигнал «Влтава-666» о начале операции. В 23.00 20 августа в войсках, предназначенных для вторжения, была объявлена боевая тревога.
Ввод войск осуществлялся в 18 местах с территории ГДР, ПНР, СССР и ВНР. В Прагу вступили части 20-й Гвардейской армии из Группы советских войск в Германии, которые установили контроль над основными объектами столицы Чехословакии.

Одновременно в Праге и Брно были высажены две советские воздушно-десантные дивизии. В 2 часа ночи 21 августа на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. Захват аэродрома был произведен с помощью обманного маневра: подлетающий к аэродрому советский пассажирский самолет запросил вынужденную посадку из-за якобы повреждения на борту. После разрешения и посадки десантники с самолета захватили диспетчерскую башню аэропорта и обеспечили посадку десантных самолетов.

Военные действовали профессионально, было лишь одно "но". Им противостояло мирное население, женщины, подростки...

Из воспоминаний Осипян Петроса Симоновича, старшего лейтенанта запаса, (в 1968 году ефрейтор отдельного танкового батальона охраны штаба армии, наводчик орудия танка Т-62):

хотя никакой официальной информации о вводе войск не было, но между собой мы вели разговоры о неспокойной обстановке в Чехословакии. Где-то в 20-х числах июня к нам с инспекторской проверкой прибыл Министр обороны СССР А.А. Гречко, вместе с ним был и начальник Главного Политического Управления Советской Армии - А.А. Епишев. Что осталось в памяти, так это тот факт, что Гречко был довольно прост в общении, расспросил нас о службе, о питании... Я осмелился и задал ему вопрос: "А правда ли, что мы скоро пойдем в Чехословакию?". На что Министр обороны коротко мне ответил: "Не торопитесь..."

20 августа, примерно в 20.15 прозвучал сигнал тревоги, а уже в 21.00 мы были на марше. Население блокировало движение техники, нередко собираясь толпой и перегораживая нам дорогу. Несколько раз нам приходилось включать так называемый "дымоход", чтобы разогнать толпу и освободить дорогу. Повсюду были разбросаны листовки, на заборах зданиях мы читали надписи провокационного характера: "Ваня, иди домой, тебя ждет Маня", "В 45-м - освободители, в 68-м - оккупанты!" и им подобные.

Из воспоминаний Бекулова Хабаса Мухамедовича, (в 1968 году служил в СГВ, 459-й зенитно-артиллерийский полк, наводчик 57-мм зенитно-артиллерийской пушки, в\ч пп 33593):

Рано утром 21 августа 1968 года после 6-часового марша я находился в кузове "Урала", когда проезжали по улице города Либерец. Людей на улицах было много, кто-то махал кулаком (в основном, молодые люди), те, кто постарше, тайком показывали пальцами знак победы "V". Где-то промелькнула надпись: "Ленин, проснись, Брежнев сошел с ума", "До Москвы - 1795 км - езжайте обратно" и т.д. Таких плакатов было много, и в моей голове не укладывалось наличие такого массового негатива. Люди, в том числе и я, которые обожествляли КПСС, и ожидавшие единодушие чехословацкого народа, были ошарашены наличием оппозиции к этой идеологии. В общем, воспоминания по маршруту продвижения не из приятных.

Отношение некоторых местных жителей к нам нельзя назвать благодушным: чехи повсюду расклеивали листовки против проводимой акции, называя нас оккупантами, предостерегали граждан Чехословакии от сотрудничества с оккупационными войсками. Нам же запрещалось их читать и следовало эти листовки уничтожать до их прочтения. Однако мне по-счастл иви л о сь о ставить незаметным один номер газеты "Южно-Чешская правда", выпущенный в среду 21 августа 1968 года. На передовице написано: "что 20 августа 1968 года войска Варшавского Договора (перечисляются государства: ГДР, ВНР, ПНР, БНР и СССР) в 23 часа без ведома руководства ЧССР оккупировали страну". Здесь много рубрик о тревогах этого утра: "Критические минуты", "Ход оккупации городов"...

Примерно через день меня вызвал начальник отдела агитации и пропаганды майор Суворов и сообщил, что я включен в состав делегации сержантского и солдатского состава, которая поедет в артиллерийский полк ЧНА, на идеологический диспут. В штабе дивизии, в политотделе нас проинструктировали о возможных провокационных вопросах, и после этого на "Урале" отвезли нас в часть ЧНА. Нас было 7-8 человек и столько же солдат Чехословакии. Сели друг против друга, и каждый стал доказывать свою позицию: на чьей стороне правда. Среди чешских солдат не было тех, кто хотя бы частично не владел русским языком, и поэтому особых проблем в общении не было. Наши аргументы, что мы не желаем братскому народу ничего плохого, мы просто опередили войска НАТО от вторжения, и нет никакой аналогии с оккупацией немцами в период Второй мировой войны, мы вполне убедительно им это доказывали.

Хочу отметить, что в части идеологии мы были подготовлены и убеждены в правоте действий. Я сужу по себе - я готов был без оглядки отдать свою жизнь в то время за победу социализма.

Помню, когда в конце нашего диалога чешский солдат достал фото из какого-то журнала, где на площади Вацлава в Праге русские убили ни в чем не повинного ребенка, а на месте гибели лежали венки и цветы. Я не растерялся и доказал ему, что в случае гибели там обязательно остались бы следы крови, а это просто фотомонтаж и уловка идеологов оппозиции.

Веским аргументом в нашу пользу был май 1945 года, когда наши отцы и деды освобождали Прагу, и они ушли из города после выполнения задачи. Мы тоже так поступим, - говорили мы.

В этом диспуте участвовали только солдаты, нам объяснили, что с позиции чехов - эту оккупацию организовали КПСС и КГБ, а не рядовые жители страны, а мы, солдаты, категорически были против этой акции. Наша задача была опровергнуть эту мысль и доказать единодушие народных масс, в том числе и солдат, с установкой партии по защите социалистических завоеваний в Чехословакии.

Офицеры, которые нас сопровождали, не вмешивались в наш разговор. После завершения официальной части диалога, пошла неформальная беседа, нам показали, как живут чешские солдаты, как несут службу. Мы были удивлены, когда в части нам предложили пиво, что не запрещалось на службе у чешских солдат. Но мы вежливо отказались, потому что для нас это было совершенно исключено.

Вспоминает старший прапорщик в отставке, Беркут Николай Васильевич,(в 1968 году, старший сержант, СГВ, отдельный батальон связи 20-й ТД, радио-релейный механик на подвижном узле связи, в\ч пп 45504):

О событиях в Чехословакии нам говорили на политзанятиях, что экстремисты пытаются захватить власть, оторвать Чехословацкую Республику от социалистического содружества, реставрировать капитализм.
После прохождения двух дивизий мы свернулись и вместе с немцами двинулись к месту дислокации. Немцы с чехами не церемонились. Если, не дай Бог, кто-то выстрелил, то они отвечали залпом нескольких танков. По пути следования колонны были убраны все дорожные знаки, а на больших щитах чехи разместили различные надписи типа: "Здесь Москвы нет, так будет", "СССР - слон, Чехословакия - еж, слон ежа не съест", а внизу мелом дописано: "Побреем, потом съедим".

Из воспоминаний Маирко Андрея Григорьевича, (в 1968 году - старшина сверхсрочной службы, ГСВГ, командир танкового взвода 3-й TP, 1-го ТБ, 40-го гв. ТП, 11-я гв. ТД, 1-й ТА, пп 47518):

На рассвете, ближе к утру наше подразделение должно было входить в Прагу Но прошла команда по 1-й и 3-й танковым ротам выдвинуться в район аэродрома и протаранить чешские самолеты, чтобы лишить их возможности взлететь. Когда подошли к заданному району, там уже приземлились наши самолеты с десантами. При заходе в г. Прагу, поступила команда на перекрытие определенных перекрестков дорог с задачей не пропускать чехословацкие автомашины и другой транспорт в столицу. Экипажи рассредоточились, заняли позиции и приступили к выполнению поставленных задач.

Из рассказа Самсоненко Алексея Николаевича: (рядовой, СГВ, в\ч пп 70413 "Г", БУАР - батарея управления артиллерией и ракетами, водитель):

"... Вместе со всеми переходил границу, с территории Польши в Чехословакию... В следующем населенном пункте, сейчас трудно вспомнить его название, когда автомобили, некоторые из которых шли с большим интервалом, были заблокированы толпами людей. Незаметно к кабине подошла пожилая женщина и украдкой протянула руку, в которой была спрятана пачка сигарет. В нерешительности и от неожиданности я не знал как себя повести. Но все же затем сказал "спасибо". А женщина впоследствии незаметно ушла.

Вспоминает Женетель Шамиль Караметович (в 1968 году - ефрейтор, ГСВГ, 1-й танковый полк 20-й гв. МСД, 8-й OA, взвод обеспечения, водитель отделения подвоза боеприпасов, пп 58846):

Сразу же после того, как начали продвигаться по территории ЧССР, встретились с враждебностью и сопротивлением местного населения, что для нас было непонятным, и оказалось, что мы являемся "оккупантами". Много было всяких инцидентов и столкновений. Нас грубо презирали, обклеивали машины листовками, били стекла...

Наши войска были рассредоточены по всей Чехословакии и пытались донести до населения, что мы не враги и оккупанты, а друзья с добрыми намерениями, и что мы пришли защитить братский народ от реакционных сил.

Павленко Иван Васильевич, (ст. сержант, ПрибВО, 7-я гв. ВДД, в\ч 10075):

Пражское население встречало нас по-разному: кто приветствовал (и таких в первое время меньшинство), кто плевался...

Мы оказались возле здания ЦК КПЧ, которое со всех сторон, за исключением парадного входа, было окружено танками... Капитан, который командовал моей группой, отдал приказ следовать за ним. Мы очутились в здании ЦК. Препятствий не было. Сначала с их стороны была охрана, но потом ее заменили нашими... Нам сразу был отдан приказ снять сапоги, на нас были носки, портянок не было. Мы бесшумно подошли к дверям, где размещалось правительство. Зашли. За длинным столом у них было, по всей видимости, совещание. Запомнились слова Александра Дубчека: "По какому праву вы здесь, у нас рабочее совещание. Буду звонить Брежневу", связь сразу была отрезана... Спустя время, на членов правительства надели плащ-палатки, посадили в бронетранспортеры и увезли, как нам говорили в г. Брно... А мы так и продолжали находиться в здании ЦК...

Из воспоминаний Радуль Анатолия Григорьевича (мл. сержант артиллерийского полка 122 мм гаубиц, взвод боевого обеспечения "ВБО", СГВ, пп 12255):
Рано на рассвете показался первый чешский городок. По тротуарам шли люди, мы им, а они нам махали руками, все было хорошо и мирно. Часа через полтора въехали в следующий населенный пункт, мне кажется, это был город Колин. Тут уже ситуация изменилась. Колонна шла очень медленно, ее постоянно останавливала толпа, с криками и угрозами, бросали бутылки и камни в машины, поэтому впереди и сзади каждой колонны шел танк, который немного успокаивал бушующую толпу. На стенах были нарисованы карикатуры солдат, надписи "СССР - свинья!", и много чего еще. И так в каждом последующем городе и населенном пункте.

Воспоминания Глушко Константина Ивановича(сержант, 76 гв. ТП, 20 ТД, командир отделения, в\ч 52801):

Еще помню случай, по пути следования колонны были расставлены регулировщики, но внезапно маршрут был смещен, а регулировщик остался на прежнем посту, о нем забыли.. Он окопался и десять дней никого к себе не подпускал, даже не брал продукты, которые ему приносили сердобольные чешские жители. Потом о нем конечно вспомнили, сняли его с поста, об этом даже писали в солдатских газетах...

Рассказывает Фоменко Павел Александрович (командир отделения разведроты 8-го ТП 20-й Звенигородской ТД, в\ч пп 31695, СГВ):

Границу мы прошли, не встречая никаких преград, в 24-00 часа проходили г. Табор, население было удивлено нашим присутствием, но агрессии пока не проявляло. Но уже к рассвету, при подходе к населенному пункту Собеслав, нам встретилась небольшая демонстрация с лозунгами: "Солдаты, идите домой, вас обманули", и прочими, имеющими провокационный характер... Наша задача заключалась в том, чтобы выйти на границу с ФРГ и закрыть ее. Приказ был выпускать всех и не впускать никого, что и было выполнено...

Нашим солдатам командование вручало грамоты и благодарственные письма...

А ещё им давали вот такие чеки - и это было намного приятнее))

В завершение я хотел бы сказать ещё вот о чём:
Этим ребятам, нашим солдатам и офицерам, не в чем себя винить. Они выполняли приказ.
Но, и гордиться тут нечем...

Это преступление, преступление советского коммунистического режима. Одно из. Простите, братья-славяне!